Logo

О КЛИНИКЕ

МЕД.ОБСЛУЖИВАНИЕ

ВРАЧИ

ПУБЛИКАЦИИ

АПТЕКА

КОНТАКТЫ

И.Д. Блюментрост продолжил дело своего отца по совершенствованию Нижней аптеки в Москве. Указом от 9 марта 1728 г. в московской Главной аптеке устанавливалось подённое дежурство докторов для того, чтобы «без остановки подавать врачебные советы приходящим беспомощным больным и приступать без потери времени к надлежащим судебным осматриваниям». Историк медицины профессор В. Джунковский описал это событие в следующих выражениях: «…был определён особый врач для бедных, который ежедневно присутствовал в Главной аптеке для прописания нужных лекарств приходящим больным бедного состояния. Вот первая диспенсария или лечебница, — восклицал он, — задолго перед лондонскими учреждениями!»

Как архиатру, сменившему на этом посту Р. Эрскина, И.Д. Блюментросту был поручен специальный надзор за придворной аптекой. Как уже говорилось, по доносу лейб-медика императрицы Анны Иоанновны И.Х. Ригера И.Д. Блюментрост в 1731 г. был отстранён от службы якобы за какие-то неполадки в аптеке, ему не заплатили положенного жалованья и не назначили пенсии. (Позже донос Ригера был признан несправедливым.) Имение его близ Гатчины — подарок Петра I — было конфисковано. В вину И.Д. Блюментросту ставили также смерти от болезней императора Петра II и герцогини Мекленбургской — сестры императрицы Анны Иоанновны, которых он лечил вместе со своим братом. Его дом в Москве сгорел. Умер И.Д. Блюментрост в 1756 г. в Петербурге, как тогда говорили, «в стеснённом материальном положении».

Младший сын Л.А. Блюментроста Лаврентий Лаврентьевич родился в Москве в 1692 г. Медицину изучал в университетах Галле, Оксфорда и Лейдена. В Лейдене в 1714 г. защитил докторскую диссертацию. Был назначен лейб-медиком сестры Петра I, Натальи Алексеевны, а после смерти Р. Эрскина — лейб-медиком самого императора. Заведовал Кунсткамерой и царской библиотекой. Через него шла переписка с иностранными учёными по поводу создания в России Академии наук. 21 апреля 1725 г. указом императрицы Екатерины I был назначен первым президентом вновь созданной Академии наук и находился в этой должности до 1733 г.

Смерть лечившейся у него Великой княгини Екатерины Ивановны (герцогини Мекленбургской) послужила предлогом для завистников очернить его в глазах императрицы Анны Иоанновны. Он был уволен со всех постов и выслан в Москву, где в течение нескольких лет занимался частной практикой. Затем он был назначен главным доктором Московского военного госпиталя и директором госпитальной школы (вместо умершего Н. Бидлоо). Тотчас по вступлении на престол Елизаветы Петровны Л.Л. Блюментрост был произведён в действительные статские советники и в 1754 г. назначен куратором вновь созданного Московского университета. Скоропостижно скончался в Петербурге 27 марта 1755 г. от «грудной жабы». Современники отзывались о нём как о человеке «очень вежливом и с обширными познаниями».

Похоронены оба брата в одной могиле на Сампсониевском кладбище на Выборгской стороне. Надгробная надпись гласит: «Memoria generis et sanguinus Blumentrostiadum prorsus deleta». (Это можно перевести как «Память о родных и близких по крови Блюментростах совершенно стёрта».)


В период царствования Петра I врачеванием царской семьи занимались не одни Блюментросты. Некоторые доктора достались ему, так сказать, по наследству. Например, Иван (Иоганн) Дермонд (Термонт, Термунд, Тирмунд), родившийся в 1640 г., обучался у придворного медика даря Фёдора Алексеевича С. Зоммера, с помощью которого вступил в 1660 г. в царскую службу. Современники отзывались о нём как о хорошем враче. Он добился особого расположения Петра I, сопровождая его в походах и во время заграничных путешествий. Умер в 1704 г.

После кровавых событий стрелецкого бунта 1682 г. придворных врачей явно не хватало. Поэтому только что усевшиеся на московском троне юные цари Иван и Пётр Алексеевичи вынуждены были 11 сентября 1685 г. обратиться с просьбой к германскому императору Леопольду отправить в Россию учёного и опытного врача, которому они могли бы вверить «попечение о своём здравии, а также надзор над царскими аптеками». В своём ответном послании 10 апреля 1686 г. император Леопольд известил царственных братьев о том, что он дал поручение рейх-канцлеру графу Кёнигзегу изыскать такого врача. Граф даже перестарался, и в Россию были отправлены сразу два врача.

Доктор Григорий Мартынович Карбонарий, опытный врач, знающий, кроме латинского, итальянского и немецкого языков, ещё и славянские языки, прибыл в Москву в феврале 1689 г. В 1700 г. в сражении под Нарвой он имел несчастье попасть в плен к шведам и был отправлен ими в Ревель. Через посредство римского императора доктору Карбонарию в 1704 г. была возвращена свобода, и он вернулся в Москву. Находился на царской службе до 1714 г., после чего был отправлен назад в Германию, где и умер в 1723 г.

Второй врач, Яков Дмитриевич Пелярино, родился 9 января 1659 г. в Кефалонии. После окончания Падуанского университета получил степень доктора медицины. Прибыл в Москву в 1690 г., но пробыл здесь всего два года и был отпущен на родину. Умер в Падуе 18 июня 1718 г.

Попадали на царскую службу и иным путём. Например, доктор Иоганн Иустин Донель, уроженец Саксен-Готский, защитил в 1695 г. степень доктора медицины, занимался врачеванием в Ниеншанце и Нарве. При взятии Нарвы был пленён русскими войсками. Пётр I назначил его своим лейб-медиком. Скончался в Познани в 1711 г. от «каменной» болезни.

Доктор Готлиб Шобер родился в Лейпциге. Там же обучался медицине. В 1696 г. в Утрехте (Голландия) получил степень доктора медицины. Практиковал в Любеке, затем поступил в шведскую службу. В Нарве познакомился с бывшим лейб-медиком Петра I Донелем, после смерти которого 15 декабря 1711 г. обратился к канцлеру графу Головкину с просьбой принять его в русские лейб-медики. Его просьба была удовлетворена во время пребывания Петра I в Дрездене: в 1712 г. Шобер был определён лейб-медиком к сестре императора Наталье Алексеевне, а также назначен инспектором Главной аптеки. В 1717 г., путешествуя по Северному Кавказу, описал Терекские тёплые воды, открыл серные ямы у пригородка Сергиевского. Во время персидского похода 1722 г. собрал богатые сведения касательно физики, ботаники, сельского домоводства и землеописаний. Скончался в Москве 3 ноября 1739 г.

Неудачно сложилась служба в России у доктора Готфрида Клемма, уроженца Данцига, который был в 1702 г. определён лейб-медиком к наследнику престола цесаревичу Алексею Петровичу с жалованьем 400 рублей в год. В 1703 г. он утонул, купаясь в Неве близ Шлиссельбурга.

Голландец Ян Гови (Хови) прибыл в Россию в числе 50 лекарей, выписанных в 1697 г. адмиралом К. Крюйзом. Очень скоро он выделился познаниями и дарованиями среди своих товарищей. Сначала служил первым хирургом на флоте, а по смерти Дермонда сделался лейб-хирургом Петра I. Всегда находился рядом с императором, сопровождал его в Персидском походе. По окончании шведской войны был послан Петром I в знак особого к нему расположения в Архангельск для извещения жителей города об этом событии. Был встречен громом пушек и богатыми подарками. Исполнял и более деликатные поручения. Как записал в своём дневнике камер-юнкер Ф.В. Берхольц, «15 февраля 1723 г. в Кремле был подвергнут экзекуции вице-канцлер Пётр Павлович Шафиров. Его возвели на эшафот, положили голову на плаху. Но палач ударил большим топором по плахе, и было объявлено от имени императора, что преступнику во уважение его заслуг даруется жизнь. Тогда Шафиров поднялся на ноги и пошёл с эшафота со слезами на глазах. Его повели в здание Сената, где сенаторы подавали ему руки и поздравляли его с помилованием. Когда там же по причине испытанного им сильного потрясения императорский лейб-хирург Хови (который, надо полагать, не совсем случайно оказался на месте. — Б.Н.) пустил ему кровь, он сказал будто бы, что лучше бы уж открыть большую жилу, чтоб разом избавить его от мучений».

После смерти Петра I Гови служил флота штаб-лекарем (главным хирургом Адмиралтейства). Императрица Анна Иоанновна пожаловала ему в пожизненное владение по его прошению 35 крестьянских дворов в Копорском уезде. Умер в 1743 г. примерно 80 лет от роду.

Доктор Георгий Поликала, грек по национальности, родился в Италии. Имел свою аптеку в Константинополе. В 1704 г. вступил в русскую службу при посланнике в Оттоманской Порте П.А. Толстом, вместе с которым в 1711 г. прибыл в Россию. Пётр I определил его лейб-медиком к императрице Екатерине. Писатель Даниил Гранин в своей последней книге «Вечера с Петром Великим» вывел Поликалу (Паликалу, Паликулу) каким-то абортмахером, заставил его нарушить клятву Гиппократа («Я не дам женщине абортного пессария») — вызвать выкидыш у княжны Марии Кантемир, будто бы ожидавшей ребёнка от Петра I. Перед смертью Паликала якобы признался в совершённом преступлении: «Из последних сил шептал вразброс — сколько денег получил, чем плод вытравил». На самом же деле Поликала был отпущен из России 31 мая 1725 г. с патентом, в котором «с великой похвалой отмечалась его верная и усердная служба».

Глава 2. Роберт Эрскин — любимец императора Петра I

30 апреля 1716 г., учитывая заслуги Эрскина, Пётр I подписал грамоту о пожаловании Эрскина архиатром (эта должность была специально учреждена для Эрскина) и действительным статским советником. В ней говорилось: «Объявляем всем и каждому, кому о том ведать надлежит, что мы перед несколькими годами благородного и нам верно любезного Роберта Арескина, философии и медицины доктора, Королевского великобританского общества члена, за доброе его действо и через многие опыты показанную верность к нашей персоне, также и за великое в медицине искусство, в докторы наши первенственные принять и оного архиятером и президентом канцелярии нашей надворной медицинской всего медицинского факультета в нашей империи учредить благоволили (…). Ещё во свидетельство особливой нашей к нему имеющейся милости, за верные его и усердные к нам учинённые заслуги, чином и характером, действительного статского советника нашего пожаловать соизволили».

В обязанности архиатра входило нанимать на русскую службу врачей и аптекарей, определять им жалованье (сам Эрскин получал 5 тыс. рублей в год), осуществлять надзор за госпиталями и аптеками, а также за медико-хирургическими школами. Большой заслугой Эрскина как архиатра является участие в составлении Воинского устава, которым впервые в России была учреждена военная медицинская служба. Он также уделял внимание военно-морской медицине — при нём в Петербурге был открыт Адмиралтейский госпиталь (ныне — Первый ордена Ленина военно-морской госпиталь). Вообще Д. Федосов полагает, что Эрскин, распределявший на корабли лекарских подмастерьев, «положил начало флотской медицинской службе». Много сделал Эрскин и для организации и расширения аптечного дела. По мнению Я. Чистовича, он «устроил в России фармацевтическую часть и привёл императорскую придворную аптеку в блистательное состояние». Во многом благодаря доктору Эрскину в 1714 г. в Петербурге вслед за Москвой был заложен Ботанический сад (аптекарский огород) на острове, позже названном Аптекарским.

Эрскин занимался не только чисто медицинскими делами. Когда в 1714 г. Пётр I основал Кунсткамеру, её первым начальником и смотрителем библиотеки он назначил Эрскина, много сделавшего для пополнения музея новыми экспонатами, в том числе знаменитой коллекцией анатомических препаратов Рюйша.

Доктор Эрскин пользовался авторитетом и среди зарубежных учёных, которые называли его «весьма умным, приятным в обращении, откровенным, красивым джентльменом».

  • https://promocode24.ru купон мвидео на 3000 рублей видео 1500 май 2022 купоны.
    Аллергология
    Анализы
    Андрология
    Гастроэнтерология
    Гематология
    Гинекология
    Дерматология
    Кардиология
    Косметология
    ЛОР
    Неврология
    Нефрология
    Офтольмология
    Педиатрия
    Процедурный кабинет
    Ревматология
    Сексопатология
    УЗИ
    Урология
    Хирургия
    Эндокринология
 

Карта сайта №1Карта сайта №2Карта сайта №3