Logo

О КЛИНИКЕ

МЕД.ОБСЛУЖИВАНИЕ

ВРАЧИ

ПУБЛИКАЦИИ

АПТЕКА

КОНТАКТЫ

Органическое земледелие в России

В Советском Союзе проблемы органического земледелия вообще не обсуждались. Производство минеральных удобрений и пестицидов постоянно росло и к 1987 г. уже приближалось к американскому уровню. В РСФСР суммарное производство химических удобрений, по данным Госкомстата РСФР, вышло в 1988 г. на максимум в 19 млн т (в пересчете на активное вещество), из которых четверть шла на экспорт, а три четверти использовались колхозами и совхозами. В 1992 – 1996 гг. российская промышленность по производству минеральных удобрений и пестицидов была приватизирована. Колхозы и совхозы превратились в акционерные компании. Около 300 тыс. крестьян вышли из состава колхозов или совхозов и создали собственные мелкие фермы. Централизованные поставки удобрений и пестицидов в сельское хозяйство были заменены прямыми закупками. Поскольку денег на это у новых акционерных компаний и тем более у частных фермеров не хватало, объем производства и применения удобрений резко снизился. В 1996 г. в Российской Федерации он составлял лишь 9 млн т, из которых только 1,2 млн т шло на отечественные поля, остальное уходило на экспорт [7]. Аналогичная ситуация сложилась с пестицидами. В 1996 г. в Российской Федерации на каждый гектар вносилось лишь 17 кг минеральных удобрений – это был уровень 1950 г. В Индии в том же 1996 г. этот показатель составлял 75 кг, в Бангладеш 90 и в Китае 261 кг. Урожаи всех зерновых и овощных культур в России систематически падали. Весь сельскохозяйственный сектор был, по существу, органическим. То же самое происходило в Украине. В Беларуси, где не проводили реформ по ликвидации колхозов и совхозов, применение минеральных удобрений оставалось на высоком «советском» уровне. Эта страна является сейчас крупнейшим в Европе производителем калийной селитры (4,8 млн т в год).

Органическое земледелие

Для Беларуси, Украины и России главной проблемой до настоящего времени остается загрязненность земель радионуклидами от Чернобыльской катастрофы. Радиоактивный цезий, основной изотоп радиоактивных выбросов 1986 г., имеет период полураспада 30 лет. Поэтому в Беларуси и Украине сельскохозяйственная продукция, поставляемая как на внутренний рынок, так и на экспорт, по-прежнему проверяется на радиоактивность. В РФ большие территории Южного Урала (около 20 тыс. кв. км) загрязнены радиоактивным стронцием, попавшим в атмосферу при взрыве хранилища ядерных отходов в 1957 г.

Рост использования минеральных удобрений начался в России примерно с 2002 г., когда бюджет страны, пополняемый нефтедолларами, позволил правительству увеличить кредитование сельскохозяйственных предприятий и поднять закупочные цены. Однако рост этот был очень скромным и не обеспечивал воспроизводства плодородия почв. Использование навоза и компостов также уменьшилось из-за сокращения поголовья скота и птицы. Значительно сократилось производство и применение пестицидов. По данным прошедшей 14 ноября 2007 г. в Москве международной конференции «Пестициды», гербицидами обрабатывалось менее половины всех посевных площадей. Большая их часть приходилась на зерновые культуры, в основном озимую пшеницу. В июле 2007 г. правительство Российской Федерации приняло Государственную программу развития сельского хозяйства на 2008 – 2012 гг. К концу этого периода предполагается довести поставки минеральных удобрений сельхозпредприятиям до 3 млн т (в расчете на 100% действующего вещества). Это меньше, чем в Голландии. К неожиданным переменам привел нынешний мировой экономический кризис, в результате которого спрос на удобрения на международном рынке значительно снизился, и российские производители вынуждены были увеличить продажу удобрений и пестицидов на внутреннем рынке по сниженным ценам. Ожидается, что это поможет увеличить применение в России удобрений и средств защиты растений почти в два раза.

Органические продукты, продаваемые в России в специализированных супермаркетах и через Интернет, – в основном, импортные и очень дорогие.

Возможны ли экологически чистые продукты в индустриальной экономике?

Пестициды составляют менее 10% от всех токсических веществ, выбрасываемых в среду современной промышленностью и транспортом. Обширные площади сельскохозяйственных земель, рек, озер, морей и океанов загрязняются отходами химической, целлюлозно-бумажной, фармацевтической, нефтеперерабатывающей, металлургической, пищевой промышленности, продуктами разложения или сжигания городских отходов на мусорных свалках и сбросами городской канализации. Опубликована масса данных о загрязнениях среды токсическими соединениями фтора, хлора, ртути, свинца, кобальта, кадмия, алюминия и многих других элементов. Особую группу загрязнений составляют радиоактивные отходы атомных электростанций. Среди органических соединений наиболее токсичными являются диоксины и фураны, попадающие в среду независимо от сельского хозяйства. С ними связаны не только онкологические заболевания, но и расстройства нервной и гормональной системы, врожденные аномалии у детей и многие другие пороки. Токсичные выхлопы автомобильного транспорта в больших городах наносят гораздо больший вред здоровью людей, чем химические удобрения и пестициды. Сравнительно недавно, после статистически доказанного негативного действия свинцовых окислов на нервную систему детей, живущих близко к загруженным транспортом магистралям, были введены ограничения на свинцовые добавки в бензин. В Голландии запрещено производить сельхозпродукцию на территории, расположенной ближе 500 м от магистральных шоссе. В Англии таких запретов нет, и коровы спокойно пасутся вдоль дорог. В Японии загруженные транспортом магистрали отгораживают от полей высокими заборами. Но они защищают, в основном, от шума, а не от выхлопных газов. Загрязняют атмосферу и электростанции, работающие на угле. Использование этого вида топлива для получения электричества продолжает увеличиваться. С 1990 до 2010 г. оно выросло с 2 000 до 3 000 млн т в теп ловых эквивалентах [8].

Чтобы решить проблему загрязнения среды индустриальными отходами, богатые страны частично переводят химические, металлургические и многие другие вредные производства в Китай, Индию, Таиланд, Южную Корею и другие азиатские страны с дешевой рабочей силой и более либеральной системой санитарного контроля. Немало промышленных предприятий переместилось в последние десять лет из Западной Европы в Восточную. Озабоченность экологической чистотой территорий при одновременном сохранении высокого уровня жизни – это пока явление, характерное для небольшого числа высокоразвитых стран.

Природные токсины и канцерогены

Органическое земледелие, безусловно, смягчает общий токсический фон, который возникает при интенсивной химизации сельского хозяйства, и особенно при широком применении пестицидов. Однако оно не избавляет людей от природных токсинов и пестицидов, которые нередко присутствуют в растениях. Я уже отмечал, что самозащита растений от насекомых, гельминтов, грибков и микробов, а часто и от поедания млекопитающими животными осуществляется путем выработки разнообразных токсических веществ, объединяемых общим термином «алкалоиды». Некоторые из них обладают канцерогенными свойствами. Защитники применения пестицидов обычно подчеркивают, что природные токсические вещества наносят гораздо больший общий вред здоровью людей, чем синтетические средства защиты растений. И напоминают при этом, что некоторые растения культивируются на больших территориях именно ради их токсических или наркотических компонентов. Наиболее яркий пример – культура табака, посевы которого, несмотря на борьбу с курением, продолжают расширяться. Согласно статистике ВОЗ, рак легких, вызываемый табачными продуктами, является причиной преждевременной смерти 4,8 млн человек ежегодно. В Великобритании от рака легких ежегодно умирает больше 30 тыс. человек. Курение сокращает среднюю продолжительность жизни на 5 – 7 лет и приносит здоровью людей больший вред, чем все синтетические пестициды, бытовая химия и автомобильные выхлопы вместе взятые. По данным FAO, мировое производство табачных листьев, составлявшее в 2000 г. 6 137 000 т, должно было достигнуть в 2010 г. 7 160 000 т [9]. Главным производителем сигарет в мире является Китай. За ним следуют Индия, США, Бразилия и Индонезия.

Опийный мак

Большие площади сельскохозяйственных земель заняты в мире под опийный мак, коноплю (для производства марихуаны) и кокаиновый кустарник.

Рак ротовой полости, гортани и пищевода убивает ежегодно более 500 тыс. человек, причем около 90% этой смертности приходится на южноазиатский регион, включая Иран, Центральную Азию, Пакистан, часть Индии и южные провинции Китая. Было установлено, что эта форма рака связана с обычаем жевать табачные листья и употреблять в большом количестве острые пряности – горький перец, горчицу, мускатный орех и др. Эти приправы обладают антисептическими свойствами именно благодаря высокому содержанию в них токсичных алкалоидов (сингрина, эстрагола и сафлора). Эти же вещества обладают пестицидными и канцерогенными свойствами. Много сингрина содержится и в хрене, очень популярном в России. Сельдерей содержит канцерогенный пестицид псоралин, но в очень незначительных количествах. Популярный жасминный чай содержит канцерогенный токсин бензилацетат.

В связи с тем, что по многим видам рака Индия оказалась на первом месте в мире [10], там был опубликован атлас распределения по провинциям различных форм раковых заболеваний. Оказалось, что кроме рака ротовой полости и пищевода, который весьма распространен в Индии, среди индийских женщин наблюдается крайне высокая частота рака желчного пузыря, а в городах и рака груди.

Однако все предпринимавшиеся 20 – 30 лет назад попытки доказать, что природные токсины приносят больший вред здоровью, чем синтетические, так и не привели к оправданию тотальной химизации земледелия. Природные канцерогены из группы алкалоидов не являются экологическими ядами и не оказывают вредного влияния на биоценозы. Они образуются в результате ферментативных реакций и в такой же степени могут расщепляться ферментами. Синтетические органические пестициды не только наносят вред здоровью людей, но и нарушают равновесие в природных биоценозах. Они очень медленно удаляются из внешней среды и оказывают более токсическое воздействие на разнообразных представителей фауны и флоры, часто весьма полезных. Широкое применение синтетических токсинов, особенно инсектицидов, привело к сокращению не только популяций паразитов растений, но и исключительно полезных для сельского хозяйства природных популяций пчел и ос, которые являются опылителями почти 30% всех культурных растений, в основном овощных и плодово-ягодных (томатов, яблонь, груш, множества ягодных культур, манго и др.). Значительно уменьшилось в странах ЕС и производство меда. Потребность в этом популярном продукте удовлетворяется за счет импорта из Австралии, Аргентины и Мексики. Опыление многих культурных растений осуществляют не только пчелы и осы, но и множество видов бабочек, полевых мух и жуков. «Мы можем выжить и без пчел, – говорится в одной из недавних статей по этой проблеме, – но мы потеряем некоторые из наших наиболее ценных продуктов питания» [11].

Перспективы производства органических продуктов

Развитие органического земледелия и животноводства локализовано в настоящее время в странах Европы и в США и Канаде. Для стран Азии и Африки органическое земледелие пока не актуально, так как сельское хозяйство в этих странах не может полностью обеспечить население продуктами питания. Сотни миллионов людей в этих странах страдают от хронического недоедания. Органическое земледелие требует больших затрат ручного труда на каждый гектар земли, при меньшей продуктивности. Научный институт органического земледелия в Швейцарии установил в результате многолетних исследований, что органические технологии уменьшают средний урожай зерновых на 20%, а урожай картофеля на 38%. При отсутствии минеральных удобрений картофельные посевы испытывают дефицит калия и сильнее страдают от грибковых заболеваний. Экологически чистые фермы могут реально развиваться лишь в богатых странах, в которых осуществляются щедрые субсидии сельскому хозяйству. В Японии, Южной Корее, Норвегии и Швейцарии государственные субсидии обеспечивают около 50% прибылей сельскохозяйственного сектора. В странах ЕС сельскохозяйственные субсидии, составлявшие в 2006 – 2007 гг. более 120 млрд долларов, предотвращали разорение почти четверти всех ферм. Сокращение урожаев может быть компенсировано расширением посевных площадей. Однако резерва свободных земель почти не осталось ни в Европе, ни в Азии, ни в Америке.

Органический продукт

Отказ от пестицидов нередко является символическим. Его трудно поддерживать на индивидуальных фермах. В 2003 г. страны Средиземноморского региона были захвачены самым крупным за последние 20 лет нашествием саранчи локуста. Возникла опасность гибели культур не только в Северной Африке, но и в Израиле, Италии, Греции, Испании и на юге Франции. Лишь массированное применение пестицидов на обширных территориях спасло большую часть посевов. Обработка посевов пестицидами осуществлялась централизованно и распространялась на органические фермы. В 2004 г. посевы сои в Южной Америке сильно пострадали от эпидемии грибковой ржавчины. Споры грибков были перенесены ураганами и смерчами в южные штаты США. Остановить эпидемию можно было лишь большими дозами фунгицидов и распылением их с воздуха по большим территориям, а не по отдельным фермам. Такого рода ситуации возникали в последние десять лет и в странах ЕС. Только применением фунгицидов в циклах производства картофеля предупреждались массовые заболевания грибковой фитофторой, которая губила в некоторые годы большую часть урожая картофеля и томатов на Британских островах. Эпидемии фитофторы случались в Англии и Ирландии в 2007 – 2009 гг. Отказаться от обработки фунгицидами посевов на органических фермах при эпидемиях было бы неразумно. Они стали бы рассадником инфекций. Влажный климат, сильные ветры, вырубка лесов и отказ от сево оборотов сделали этот грибок для Северной Европы сейчас более опасным, чем 40 – 50 лет назад.

Практика применения пестицидов показала, что они опасны не столько для потребителей пищевых продуктов в городах, сколько для самих фермеров, крестьян и сельскохозяйственных рабочих, которые осуществляют распыление или разбрызгивание концентрированных химических препаратов. В большинстве стран Юго-Восточной Азии и в Африке, где преобладают мелкие семейные фермы, зачастую невозможно применять необходимые меры защиты. В жарком климате тяжело, например, работать в специальной защитной одежде. На мелких фермах пользуются в основном ручными распылителями или разбрызгивателями. Именно из-за многочисленных случаев отравления крестьян пестицидами правительство Индонезии ввело в 1990 г. запрет на ввоз в страну 57 пестицидов – как вредных для здоровья сельских жителей и нарушающих экологический баланс. По статистике ВОЗ, в тот период около 3 млн человек в год получали серьезные отравления пестицидами [12]. Кроме того, в тропических странах при значительно большем разнообразии растений, многие из них, не будучи сорняками, гибнут от гербицидов, которые поступают из Германии и Швейцарии. В Центральной Европе природная флора намного беднее тропической и нередко уже замещена сельскохозяйственными биоценозами. В 1998 г. была принята Роттердамская конвенция, которая ввела множество ограничений в международную торговлю пестицидами и ядовитыми веществами. К этой конвенции присоединились около ста стран.

    Аллергология
    Анализы
    Андрология
    Гастроэнтерология
    Гематология
    Гинекология
    Дерматология
    Кардиология
    Косметология
    ЛОР
    Неврология
    Нефрология
    Офтольмология
    Педиатрия
    Процедурный кабинет
    Ревматология
    Сексопатология
    УЗИ
    Урология
    Хирургия
    Эндокринология
 

Карта сайта №1Карта сайта №2Карта сайта №3